О ней пойдет речь. И о других алкогольных напитках с содержанием спирта свыше 30%, типа коньяка, виски, некоторых типах ликеров. Но в первую очередь о водке. Потому что именно она является фактором социальным.
Так вот я просто хотел сказать, что в нашем мире слишком много водки. В любом магазине от небольшого подвальчика до громадного супермаркета — сто наименований на самом видно месте. То, что мы к этому привыкли, не означает того, что это нормальный порядок вещей. Водка давно является частью культурного контекста. Ей в продуктовом наборе выделено место на уровне с хлебом, молоком и гречкой. А ее доступность просто зашкаливает. Что представляет значительную угрозу для каждого нового созревающего поколения. И что представляет буквально катастрофическую проблему для людей, борющихся с алкогольной зависимостью.

Может кто не понимает, так я объясню: водка — товар опасный, несущий в себе значительные, статистически подтвержденные социальные риски. Главная причина крушения семей, многих убийств и других насильственных преступлений. А еще она убивает людей — лично и непосредственно. А посему как товар особо опасный она не может и не должна продаваться в таком доступе, в котором продается у нас.
Заходя в крупные продуктовые молы в США, я не нахожу там водки и прочего коньяка. Из алкоголя только пиво и вино. Крепкий алкоголь исключительно в закрытых специализированных магазинах. И чтобы туда войти, нужно осуществить целый внутренний акт, несущий репутационные риски. Аналогично в Швеции и других странах.

С водкой и ее доступностью на полках где-то рядом с детским печеньем надо что-то решать.

И еще… Люди, производящие этот смертельный напиток, вряд ли имеют моральное право становиться общественными авторитетами и широко цитируемыми опинион лидерами.

«И будут расти между травою, как ивы при потоках вод» (Исаия 44:4).
© Руслан Кухарчук – персональная страница. Правила использования